Семь «советских» мифов о еде, в которые мы продолжаем верить

Семь «советских» мифов о еде, в которые мы продолжаем верить

Семь «советских» мифов о еде, в которые мы продолжаем верить

Некоторые убеждения о связи здоровья и питания кажутся нам бесспорными. Как, разве есть ежедневно горячее не обязательно для здоровья? Но во многих странах супы практически не едят… И обед из трех блюд – норма только для нас?  Какие правила питания – не более чем спорные традиции и откуда они взялись, рассказывает диетолог Александра Ратушняк.

Во многих странах Европы и Америки постепенно выработались единые понятия о здоровом питании. Например, хотя многие в США злоупотребляют фастфудом, но понимают, что это – вредно. А вот отсутствие супов, ежедневные бутерброды или острые блюда в больничном меню –  норма.

Нам может показаться, что на Западе меньше заботятся о своих желудках, ведь «постсоветских странах» совсем другие традиции. Причем люди, которые никогда не жили в СССР, все равно рискуют их перенять от родителей как нечто само собой разумеющееся. Некоторые советы, которые мы слышали с детства, просто не приходит в голову оспаривать.  Так какие факты их подтверждают или опровергают?

№1. «СЧИТАЙ КАЛОРИИ»

Не хочешь располнеть? Считай съеденные калории. Надо сесть на диету? Попробуй употреблять не больше 500 ККА в сутки! Подобное пристальное внимание к калорийности еды – тоже родом из СССР.

80 лет назад питание рассматривали с точки зрения идеологии. Строители коммунизма не должны питаться ради удовлетворения вкусовых сосочков, еда – это энергия, которая будет потрачена на всеобщее благо. Не зря «Книга о вкусной и здоровой пище» 1939 г.

гласит: «Правильное питание положительно сказывается на работоспособности человека». Впервые в мире кухней заведовали не повара, а врачи, ведь Институт питания был частью Наркомздрава (аналогу Минздрава).

 Больше не ориентировались на вкус, традиции или проверенное влияние блюд на организм. Рецепты вычисляли – калорийность, белки, жиры, углеводы.

Проводилось множество разработок, сколько чего надо получать ежедневно в каждом возрасте и при той или иной профессии, а также – при определенных болезнях. Не вкусно? Это, знаете ли, не советский подход, главное – полезно.

Правда, акцент тогда был не на том, чтобы снизить калорийность, а наоборот, повысить ее наиболее дешевым образом.

Именно потому в общепите подавали в стаканах сметану с сахаром в виде отдельного блюда, считалось полезным есть мясо два-три раза в день, а больных отпаивали куриным бульоном. С 50-х годов во все блюда массово добавлялся майонез.

Сегодня в быту калорийность упоминают, наоборот, в негативном ключе. Многие считают: чем менее калорийная пища, тем здоровее. Но калорийность определяет далеко не все! И процесс не так прост: даже мысли влияют на калорийность пищи.

На Западе, кстати, были свои тренды в питании, причем не всегда здоровые –  консервация, а позже замороженная еда и полуфабрикаты, а вот вычислять люди приучались витамины и микроэлементы, ориентироваться на омолаживающее меню.

Уже в 30-е годы в рекламе консервированного шпината писали лишь об одном – высочайшем содержании в нем железа (позже это оказалось ошибкой). Поэтому наш взгляд на продукт – насколько он сытный, западный – насколько он «витаминный». А за последние 30 лет к этому добавилась новая мода – определять гликемический индекс (ГИ).

 Ведь энергия из пищи поступает не автоматически. Есть расходы энергии на пищеварение, есть разница в том, с какой скоростью поступает энергия из глюкозы (а это самый важный источник энергии). Жирная рыба и мясо высококалорийны, но имеют низкий ГИ. У черного шоколада он низкий, а у молочного – высокий.

Калорийность и количество углеводов в 100 г ржаного хлеба и батона практически одинаковы, а вот ГИ в первом случае в два раза меньше, чем во втором. Ученые в наши дни доказали: считать только калорийность – не выход!

№2. «ЕШЬ ВСЕ С ХЛЕБОМ»

Этот миф вытекает из предыдущего: хлебом набирали почти половину ежедневной калорийности питания. Чтобы было сытно, каждое блюдо ели вприкуску с ломтем черного или белого. Это дешево и не противоречит традициям предков. Ведь у славян хлеб пекли в каждом доме.

А вот в Европе в старину хлеб покупали у пекарей, поэтому он не выглядел общедоступным. На Западе хлеб – это тосты или основа для бутербродов, но есть его с другими блюдами не принято. Кстати, у «безобидного» хлеба ГИ выше, чем у мороженого.

 Хлеб и сладости: есть или не есть, нелегкий выбор современной женщины.

«Хлеб да каша – пища наша». Кстати, в большинстве стран нет и такого культа каш, которые есть у нас. Гречневую, пшенную, манную каши вообще не найти в европейских и американских супермаркетах.

 А жидкая молочная сладкая манка вообще «изобретена» ради откармливания детей: просто соединили самые калорийные элементы.

А до того манная каша была лишь соленым круто заваренным блюдом, которое ели с яйцами, сыром.

Каши – возможно, полезная постсоветская традиция. Но вот  каша как гарнир, с точки зрения диетологии, проигрышный вариант по сравнению с овощами. Исключение – рис. Каша не очень сочетается с мясом и рыбой по вкусовым качествам и замедляет их переваривание.

№3. «ОСТРЫЕ БЛЮДА ОПАСНЫ ДЛЯ ЖЕЛУДКА»

Остренькое-вкусненькое: за и против. Некоторые мои знакомые просто в шоке от питания в западных больницах. Там подается немало острых блюд: перченых, с карри. И это – не в угоду вкусам пациентов, а в медицинских целях.

Особенно сильна подобная традиция в странах Скандинавии и США.

Если больной не в гастроэнтерологическом отделении, где острые блюда, действительно, не уместны, тогда ему на пользу пойдет «перчинка», чтобы стимулировать иммунитет, выработку гормонов, дезинфицировать желудочно-кишечный тракт. «Разогреть кровь», как говорили в старину.

У нас же наиболее здоровой пищей считается пресная, а любители острого и горького якобы рискуют. Это – наследие советского диетолога Мануила Певзнера, который в 30 годы прошлого века разрабатывал  каноны рационального питания. Он считал, что повара

потакают  «капризным вкусам буржуазного потребителя, придавая блюдам оригинальный вкус, и с этой целью злоупотребляют всевозможными пряностями, приправами».  Тогда наука не могла объяснить, чем полезны специи, поэтому в СССР их объявили вредным баловством.

№4.  «ОБЕД  – ИЗ ТРЕХ БЛЮД»

На Западе типичный обед – это сэндвич и салат или йогурт и фрукт. Причем это здоровый вариант, в отличие от чипсов, фри и колы. Но откуда же взялась идея о том, что в обед надо съедать закуску, первое, второе с гарниром и десерт? Ведь у большинства людей нет потребности в таком объеме пищи.

Известный знаток кулинарии Вильям Похлебкин пишет, что при разработке в СССР рационального питания ориентировались на дореволюционное питание горожан. Три блюда – это все, что могли себе позволить те, кто не принадлежал к богатой среде, где ежедневно за обедом не менее… четырех перемен блюд.

Правда, утром пили чай или кофе (простые люди – квас или молоко с хлебом), в конце дня – вечерний чай. Полновесного завтрака и ужина тогда не существовало, единственным полноценным питанием был обед.

«Четыре блюда» – цифра не с потолка, а наследие еще из Средневековья, когда для богачей повара готовили много мясных продуктов, добытых на охоте или зарезанных. А хранить мясо было негде, поэтому следовало употребить побыстрее, но так чтобы не приелось.

Отсюда на первое – суп на мясе, на второе – что-то, чтобы изменить вкусовые ощущения и «забыть» о мясном привкусе (например, рыба, паштеты из дичи, холодец, мозги). Третьим номером – отварное мясо (то самое, которое варилось в супе). И наконец – десерт.

Если в зажиточных домах эти нюансы  по-прежнему соблюдали, у мещан стали ориентироваться лишь на количество. Съесть не менее трех блюд за обед – такое же подражание богатым, как сегодня – носить поддельные или купленные в стоках брендовые вещи.  В СССР оставили и количество, и сами блюда – первое, мясное, десерт.

№5. «НАЧИНАТЬ НАДО С ЗАКУСКИ»

Сельдь, кабачковая икра,  салат из свежих овощей, тертая отварная свекла, отварное яйцо под майонезом… Зачем это все есть в самом начале обеда? И это пришло еще из дореволюционных правил, когда перед обедом обязательно выпивали рюмку спиртного «для аппетита» и закусывали ее.  Алкоголь из рационального питания убрали, а маленькая порция закуски осталась. Кстати, есть большой выбор: закуски на 100 калорий. За рубежом закусывают именно крепкие напитки, а салаты едят как гарнир или основное блюдо.

Свежие овощи – конечно, полезны. Но, попав в организм, они быстро впитывают желудочный сок, поэтому белковые продукты, съеденные через время, будут плохо перевариваться.

№6. «НЕ БУДЕШЬ СУП ЕСТЬ – ЖЕЛУДОК ИСПОРТИШЬ»

Годы голода заставили считать советских людей горячее питание панацеей. Ведь те, кто согревали организм хоть каким-то супом и чаем, выживали в самые тяжелые времена. Суп с древних времен считался питанием бедного человека: вода и овощи. Общую калорийность обеда это повышало, при этом человек съедал меньше дорогого мяса и рыбы.

Иногда суп делали на вареной колбасе, тогда выходило еще экономнее. Пользу супа объяснили с медицинских позиций, якобы он защищает желудочно-кишечный тракт. До сих пор диетологи делятся на тех, кто в это верит, и тех, кто утверждает: вываренные овощи и вытяжки из мяса, костей не несут пользы для организма.

Есть разные слухи и мифы на тему пользы и вреда супа

https://www.youtube.com/watch?v=jLo5_XJGm9U

Как бы там ни было, на Западе подобного опыта не было. Суп там почти не едят, не варят детям и удивляются фразе «без жидкого – гастрит заработать можно», ведь жидкость в их понимании – это напитки. Супы в Европе и США иногда заказывают в ресторанах, чаще это крем-супы.

№7. «КОМПОТ ИЛИ КИСЕЛЬ – НА ДЕСЕРТ»

Почему сок – это напиток, а жидкость с вываренными сухофруктами или пусть даже фруктами  – десерт? Заимствовав трехблюдный обед, советский общепит, конечно, не мог «потянуть» те десерты, которые было принято готовить в начале XX века: крема, меренги, пудинги, суфле, маседуаны. Выбрали самое доступное: мороженое, кисель и компот. Если пломбир и эскимо начали выпускать в промышленных масштабах, то остальные блюда упростились до предела.

Кисель и компот относились изначально к так называемым «мокрым пирожным» – десертам, которые нельзя взять руками и которые подавали в креманках. Компот – с обилием фруктов, в том числе свежих, с мороженым, часто с крупой.

Кисель – с крупами, миндалем, с маслом –  густой десерт, который иногда резали ножом.  А компот в том виде, в каком мы его знаем, – обычный напиток, который вовсе не обязательно пить во время обеда.

Правда, это здоровые напитки для всей семьи.

Источник: https://golbis.com/pin/sem-sovetskih-mifov-o-ede-v-kotoryie-myi-prodolzhaem-verit/

В ссср все было самое лучшее! на самом деле нет: главные мифы о «золотом веке» — позднем советском союзе

Семь «советских» мифов о еде, в которые мы продолжаем верить

Типичная цитата:

Друзья! Советская система образования была и остается самой лучшей в мире!!! Вернуть ее — это должна быть задача для нынешних властей, так как это благо для народа и для следующих поколений наших детей!!!

Москва. Лекция в МГУ. 1 сентября 1945 года

Эммануил Евзерихин / ТАСС

На самом деле нет

Объективных критериев для того, чтобы сравнивать, в какой стране лучше учили, довольно мало. В советском образовании были свои хорошие стороны: в некоторых дисциплинах — особенно математике и физике — выпускники советских вузов традиционно высоко котировались в мире.

Об этом можно судить хотя бы по тому, что после перестройки российские ученые оказались очень востребованы за рубежом.

Это не означает, что они были лучшими: скажем, экономист Сергей Гуриев вспоминает, что, когда он в 1990-е годы уехал в Массачусетский технологический институт, там было много талантливых людей из самых разных стран. 

И все-таки в советском образовании были такие недостатки, что многие из тех, кто учился при СССР, с трудом могут слушать восторженные возгласы о «лучшей в мире системе».

Часто ученые считают, что успехи советской науки достигались не благодаря системе образования, а вопреки ей: чтобы чего-то добиться, людям приходилось преодолевать огромное количество сложностей и преград совершенно не академического свойства.

При приеме в вузы действовали ограничения не только по классовому, но и по национальному признаку: скажем, двадцатилетие примерно с 1960 по 1980 год было периодом антисемитизма в математике — евреям крайне трудно было попасть на мехмат. Негласные ограничения действовали и на прием в другие вузы — например, в престижные МГИМО и МВТУ им. Баумана. 

Идеология была одним из главных негативных факторов, она влияла на все сферы образования — на содержание учебных программ, на прививаемые в школе ценности, на критерии отбора и т. д. 

Примеры можно перечислять долго. Много сил и времени студентов уходило на изучение предметов вроде истории КПСС, к которой практически никто не относился всерьез — но которая тем не менее мешала многим талантливым студентам продолжать учебу.

Неблагонадежных преподавателей, студентов и детей диссидентов отчисляли из вузов по политическим соображениям. Советская высшая школа находилась практически в полной изоляции от мира. Иностранные языки преподавались слабо — если не считать специализированные вузы и элитные школы для детей номенклатуры.

Естественнонаучным предметам отдавалось явное предпочтение, потому что это соответствовало государственным интересам.

В школе и вузах не изучали творчество выдающихся поэтов, писателей и художников, которые тогда не соответствовали советским представлениям о прекрасном и идеологически правильном (например, идеологически неправильными оказались поэты Серебряного века: Ахматова, Цветаева, Пастернак, Мандельштам, Гумилев). 

Историю преподавали исключительно в одобряемом государством ключе: трактовка событий не могла расходиться с идеологическими установками, а многие эпизоды замалчивались — например, по понятным причинам, вся история советских репрессий. Иногда такое влияние испытывали и точные науки: печально известная «лысенковщина» из советских учебников по биологии исчезла только к 1960-м годам.

В СССР была лучшая в мире медицина. И бесплатная!

Типичная цитата:

Я лежал в больнице на Сахалине, в Пятигорске, Свердловске и в Усть-Илимске, и меня без всякого блата вылечили и поставили на ноги. Так что-то, что врет автор, это вранье либеральное. 90-х годов. СОВЕТСКАЯ МЕДИЦИНА в самом деле была ЛУЧШЕЙ В МИРЕ. Только за нее родимую гайдаровская сволочь заслужила утопление в сортире.

Ленинград. Родильный дом № 6 имени профессора В. Ф. Снегирева. Медицинские сестры несут новорожденных на кормление, 4 мая 1973 года

Юрий Белинский / ТАСС

На самом деле нет

Независимые исследования подробно описывают печальное положение, в котором находились медицина и здравоохранение к концу существования СССР.

Прием в медицинские вузы и дальнейшее образование зависели не только от знаний: врачебная карьера часто обеспечивалась связями с нужными людьми. Советская медицина сильно отставала от западных стран.

Современные технологии и методы лечения были доступны только избранным, большинство врачей ими просто не владели.

Еще в конце 1980-х в поликлиниках и больницах использовались стеклянные шприцы, многоразовые иглы, катетеры и системы для внутривенных инфузий. Фармацевтика была развита слабо, так что значительную часть лекарств приходилось покупать за рубежом.

Простые лекарства и средства стоили очень дешево, но чуть менее распространенные приходилось «доставать» — иногда в других городах.

В отрыве от мировой науки в СССР распространились сомнительные методы лечения (например, «санаторно-курортное»), именно тогда появились несуществующие диагнозы вроде «вегето-сосудистой дистонии», которые ставят и сейчас.

Власти гордились тем, что в Советском Союзе врачей больше, чем в других странах, но количество не переходило в качество.

Больницы были переполнены, люди часто лежали в коридоре — не в последнюю очередь из-за того, что многих госпитализировали по показаниям, которые в действительности не требовали стационарного лечения.

Люди лежали в больнице долго; неделями и месяцами ждали очереди на процедуры и операции. 

Быт советских больниц многие вспоминают с неподдельным ужасом. Особенно это касается родов: «Моя мать рожала сестру в 1975-м, в Москве. Ее рассказ не забуду никогда.

Для начала раздели догола и побрили ржавой бритвой, простыней на кроватях не было, клеенки, еды не давали сутки, и она умолила няньку принести ей сахар из абортария, боялась, что не хватит сил, рожала 12 часов, врач подошел два раза, врачи и няньки там подбираются специальные, как надсмотрщицы в концлагере, садистки просто. „Страшнее ничего в жизни не помню, как собака в средние века“ — ее чувство» (воспоминание из подборки в «Живом журнале»).

Отдельного внимания заслуживает хамство советских врачей и медицинского персонала в районных поликлиниках и больницах.

В одной из работ 1987 года, основанной на многочисленных интервью с докторами и студентами-медиками, делается вывод, что врачи были очень не мотивированы и не испытывали удовлетворения от работы.

Как правило, они получали мало денег — и оплата не зависела от количества вылеченных людей. Большинство врачей почти не стремились углубить свои знания, слабо интересовались публикациями в медицинских журналах.

Функция поликлиник в основном сводилась к тому, чтобы оценивать, выдавать человеку больничный или нет. Пациенты не особенно доверяли врачам — возможно, из-за этого в конце 1980-х в атеистическом государстве оказалась так популярна «альтернативная медицина» вроде гомеопатии и целительства.

Говоря о «лучшей в мире советской медицине», нельзя не упомянуть устойчивую практику так называемой карательной психиатрии, которую широко использовали против диссидентов в 1960–80-е годы — например, против участников демонстрации против ввода советских войск в Чехословакию в 1968-м. 

В СССР все жили в достатке

Типичная цитата: 

Вот в Советском Союзе были пенсии! И зарплаты на все хватало. И жилье у всех было. Не то что сейчас!

Грузинская ССР. Фотография ТАСС рассказывает о широком ассортименте в продовольственном магазине в Мухрани, который круглый год доступен покупателям. 10 августа 1988 года

Иосиф Давиташвили, Эдуард Расоев / ТАСС

На самом деле нет

Легче всего опровергнуть тезис про жилье: заниматься жилищной проблемой в СССР стали гораздо позже, чем следовало, — спустя десятилетия после войны.

Даже самым оголтелым сторонникам Советского Союза кажется неприемлемой практика коммуналок, а ведь в них значительная часть городского населения жила даже и в 1990-х годах.

Хрущевки и правда помогли исправить ситуацию — и хотя жилье действительно «предоставлялось», дальнейшие операции с ним были либо полулегальны, либо совсем нелегальны. «Советский человек был обеспечен жильем на четверть от американского», — указано в книге Максима Трудолюбова «Люди за забором».

С остальным немного сложнее — прежде всего из-за того, что люди забыли или не знают, как было устроено снабжение в СССР.

Да, на зарплаты и пенсии в 1985 году можно было купить приблизительно то же количество молока, хлеба и водки, сколько в 2016-м (чего-то меньше, чего-то больше, но в среднем столько же), но главная проблема была в другом — помимо молока, хлеба и водки, купить было больше нечего.

Жилье и земельные участки распределялись на работе, на автомобили (и гаражи) приходилось записываться в многолетние очереди, импортные товары доставались по «серым» схемам, а выбор в магазине был в буквальном смысле северокорейский. 

Как пишет Егор Гайдар в «Гибели империи», эта проблема осознавалась на самом высшем уровне, но неудовлетворенный спрос резко рос — в 1970 году он составлял 17,5 миллиарда рублей (4,6% ВВП), в 1985-м — 60,9 миллиарда рублей (7,8% ВВП).

Если переводить это с экономического языка: номинальное благосостояние вступило в сильное противоречие с реальным — деньги были, но на них нечего было купить.

Многие помнят, что во время перестройки у них пропали в Сбербанке сбережения «на две „Волги“», но забыли, что этих «Волг» надо было ждать годами. 

В СССР была стабильность

Типичная цитата: 

Советский Союз многим был плох, но главное — была уверенность в завтрашнем дне.

Ростовская область, Таганрог. Комбайны «Колос» в цехе Таганрогского комбайнового завода, 25 апреля 1972 года

Василий Турбин / ТАСС

На самом деле нет

Действительно, когда действует государственный контроль над ценами, а зарплату всем гражданам платят по фиксированной шкале, возникает ощущение, что система устойчива и не будет меняться десятилетиями. Одни называли это стабильностью, другие — застоем.

Ощущение того, что «Советский Союз — это навсегда», было как у тех, кто поддерживал советскую систему, так и у тех, кто пытался ее сломать. При таком единодушии удивительно, как быстро (и относительно мирно) распался СССР и рухнул железный занавес.

Об этом убедительно пишет в книге «Это было навсегда, пока не кончилось» Алексей Юрчак: «Большинство советских людей до начала перестройки не просто не ожидало обвала советской системы, но и не могло его себе представить.

Но уже к концу перестройки — то есть за довольно короткий срок — кризис системы стал восприниматься многими людьми как нечто закономерное и даже неизбежное».

Более того, к «кризису системы» привела та самая «стабильность», нежелание что-либо менять, главным образом в экономике. Например, на протяжении 1960–80-х годов СССР последовательно увеличивал свою зависимость от импортного продовольствия, покупая его за золото, вкладывал средства в неэффективные огромные стройки.

В 1969-м СССР получил от экспорта зерна 443 миллиона долларов, в 1972-м впервые импорт превысил экспорт, а в 1989-м баланс был минусовым на пять миллиардов долларов. По всей сельскохозяйственной продукции минус был еще существеннее — 21,7 миллиарда долларов.

Отсутствие рыночных механизмов, купирование проблем, а не их решение привели к тому, что дисбалансы в экономике росли и в итоге закончились крахом конца 1980-х — начала 1990-х годов.

Иными словами, стабильность действительно была, но далась она крайне дорогой ценой и обернулась гиперинфляцией, исчерпанием запасов, обнищанием населения и унизительными программами «гуманитарной помощи».

Уверенность в завтрашнем дне превратилась в неизбежный хаос.

Этот хаос легко списать на рыночные реформы, но на самом деле именно годы «стабильности» и привели к распаду СССР, а реформы были (далеко не идеальным) способом преодолеть кризис в экономике. 

Зато все нас боялись!

Типичная цитата:

ДАЕШЬ СССР!!!!!

плевать как нас называют америкосы

главное чтоб боялись

На самом деле да

Действительно, в эпоху холодной войны в США и в целом на Западе всерьез опасались открытого военного конфликта с Советским Союзом. В том числе ядерного. С 1950-х годов в Америке началась мощная кампания по обучению граждан гражданской обороне.

В течение всего послевоенного периода возникали ситуации, когда страны могли перейти к прямому вооруженному столкновению, — например, в 1962 году во время Карибского кризиса или в 1983-м, когда техническая ошибка едва не привела к обмену ядерными ударами. 

Американский обучающий фильм 1951 года «Duck and cover» (пригнись и укройся)

Nuclear Vault

С тревогой за рубежом относились и к советской традиции силой удерживать контроль в странах «зоны влияния» — Чехословакии, Венгрии и других. 

Подавляющее большинство людей в СССР жили бедно, плохо питались, не могли нормально лечиться, их не пускали за рубеж, они никак не влияли на принимаемые властью решения, но да: государства, в котором они жили, и правда боялись за рубежом. Не очень ясно, есть ли здесь повод для радости или гордости. 

Все материалы «Медузы», посвященные 25-летию распада СССР, читайте здесь. 

Источник: https://meduza.io/feature/2016/12/09/v-sssr-vse-bylo-samoe-luchshee-na-samom-dele-net

7 главных мифов, в которые верили советские дети

Семь «советских» мифов о еде, в которые мы продолжаем верить

Жевательную резинку импортного производства впервые смогли попробовать счастливчики, принявшие участие в 1957 году в VI Фестивале молодежи и студентов. В 80-е годы жвачка в детской среде стала предметом торга и «спекуляций». Обладатель обертки от «Турбо», появившейся в конце 80-х, автоматически «поднимался» в глазах ровесников.

Что уж говорить о тех, кто мог эффектно извлечь из кармана упаковку жвачки и предложить ее друзьям. В это время среди школьников ходили слухи о том, что по-прежнему не дремлющие «враги» изобретают все новые диверсии по нанесению вреда советским пионерам, для чего в некоторые жвачки помещаются лезвия.

Многие дети настолько «проникались» этими историями, что, будучи уже взрослыми, продолжали перед употреблением ломать пластинку жвачки на две половинки. 

Автомобиль за рубль

В 1965 году в Советском Союзе тиражом 60 миллионов штук был отчеканен первый юбилейный рубль. Сама по себе сумма в один рубль уже была для советского ребенка богатством, что уж говорить о необычной юбилейной монете.

В 80-е годы советские дети упоенно рассказывали родителям о том, что существует некая тайная государственная организация, которая охотно меняет юбилейный рубль на настоящий автомобиль. Причины неслыханной щедрости казались весьма прозрачными: железный рубль якобы изготавливали из чудо-металла, за которым неустанно охотились японцы и американцы.

Металл был настолько секретным, что его точного названия никто не знал, как, впрочем, и названия организации, которая обменивала рубли на автомобили.

Красная пленка

У подростков 80-х существовал миф, что если зарядить в фотоаппарат таинственную красную пленку, то люди на фотографии получатся без одежды. Такую пленку, естественно, никто никогда не видел, но все мечтали получить.

Школьники, которым посчастливилось достать фотокамеру, фотографировали одноклассниц с криком: «Теперь ты на красной пленке», чем доводили последних до истерики.

Правда, компрометирующие фотографии, разумеется, никто никогда не видел.

Бонус

В 80-е годы в СССР появилась одна из первых электронных игр. Тысячи советских школьников следили за тем, как волк на черно-белом экране ловит яйца.

Видимо, пытаясь как-то оправдать свое дуракаваляние, в то время как сверстники рыщут по городу в поисках металлолома и макулатуры, владельцы игры рассказывали, что в случае, если удастся набрать определенное количество баллов, будет показан шикарный диснеевский мультфильм.

Не продвинутое в плане компьютеров старшее поколение верило, что это возможно. Волк действительно при достижении определенного результата совершал какие-то нелепые телодвижения, но назвать их мультфильмом можно было с огромной натяжкой.

Засушенные кровопийцы 

О том, сколько весит комар, похоже, не задумываются даже ученые. А вот советские школьники в 80-е годы часто прикидывали, сколько же кровососущих насекомых нужно убить, чтобы собрать «гербарий» весом в килограмм.

Причиной поиска решения столь необычной задачки стала легенда, согласно которой за килограмм высушенных комаров давали что-то «суперское». Что точно – никто не знал. Иногда речь шла об очень крупной сумме денег.

проблема, по мнению юных натуралистов, заключалась в том, что меньше килограмма не принимали, а на сбор энтомологической коллекции заданного веса могла уйти вся жизнь.
 

«Упражнение» для каратистов

Пик популярности каратэ в Советском Союзе тоже пришелся на 80-е годы, несмотря на многочисленные запреты. Мальчики охотно подражали бойцам, которые побеждали толпу противников практически голыми руками. Выкрик «кийя!» и традиционную стойку каратиста знал почти каждый школьник.

Иногда «самоучки» «оттачивали мастерство» за счет «народной системы тренировок». Например, если в течение длительного времени натирать ребро ладони грифелем от карандаша, то можно впоследствии с легкостью крушить кирпичи. Существовало два условия, которые необходимо было соблюдать.

Первое: карандаш обязательно должен быть китайским. Второе: нужно было израсходовать весь грифель. Стоит ли говорить, что достать импортную продукцию в 80-е годы было весьма не просто, да и терпения на выполнение «упражнения» хватало тоже не у многих.

Самые целеустремленные, правда, доводили дело до конца, и зачастую оказывались в больнице с переломами пальцев или запястий.

Магические цифры

Новенький велосипед марки «Орленок» для многих советских школьников был только мечтой. Так родился миф, который обещал «сказку сделать былью». Если собрать таинственные цифры, которые непонятно зачем размещались на одной из картонок пачки сигарет «Космос», то можно стать счастливым обладателем собственного средства передвижения.

Существовало огромное количество вариаций этой легенды: цифры можно было искать не только в пачках «Космоса», но в других сигаретах, а за полную комбинацию давали не велосипед, а пневматическое ружье.

Удавалось ли кому-то собрать все цифры от 1 до 15, и где происходил чудо-обмен – об этом история умалчивает, но то, что отцовские пачки сигарет контролировались и нещадно истязались в поисках магических цифр – факт.

ССД и игрушки-убийцы

Будоражил сознание советских детей миф-страшилка о колесящем по просторам СССР черном тонированном автобусе (или волге). Якобы в него под разными предлогами заманивали детей и увозили в неизвестном направлении. Для каких целей – история умалчивает.

Узнать «погубивший миллионы» автобус можно было очень легко: в его номерном знаке присутствовали две «С» и «Д», что расшифровывалось не иначе, как «Смерть советским детям!» Поучительная история раз и навсегда отбивала у послушных детей охоту разговаривать с незнакомцами и уж тем более садиться к ним в автомобиль. Кроме этого многие родители запугивали своих чад историями об игрушках-убийцах, которые можно было найти на улице. В домашних условиях игрушки «активизировались» и губили не только маленьких хозяев, но и целые семьи. Приносить такие находки домой строго запрещалось.

По материалам

Источник: https://4tololo.ru/content/15933

№4.  «ОБЕД  — ИЗ ТРЕХ БЛЮД»

На Западе типичный обед – это сэндвич и салат или йогурт и фрукт. Причем это здоровый вариант, в отличие от чипсов, фри и колы. Но откуда же взялась идея о том, что в обед надо съедать закуску, первое, второе с гарниром и десерт? Ведь у большинства людей нет потребности в таком объеме пищи.

Известный знаток кулинарии Вильям Похлебкин пишет, что при разработке в СССР рационального питания ориентировались на дореволюционное питание горожан. Три блюда – это все, что могли себе позволить те, кто не принадлежал к богатой среде, где ежедневно за обедом не менее… четырех перемен блюд.

Правда, утром пили чай или кофе (простые люди – квас или молоко с хлебом), в конце дня – вечерний чай. Полновесного завтрака и ужина тогда не существовало, единственным полноценным питанием был обед.

«Четыре блюда» — цифра не с потолка, а наследие еще из Средневековья, когда для богачей повара готовили много мясных продуктов, добытых на охоте или зарезанных. А хранить мясо было негде, поэтому следовало употребить побыстрее, но так чтобы не приелось.

Отсюда на первое – суп на мясе, на второе – что-то, чтобы изменить вкусовые ощущения и «забыть» о мясном привкусе (например, рыба, паштеты из дичи, холодец, мозги). Третьим номером — отварное мясо (то самое, которое варилось в супе). И наконец – десерт.

Если в зажиточных домах эти нюансы  по-прежнему соблюдали, у мещан стали ориентироваться лишь на количество. Съесть не менее трех блюд за обед – такое же подражание богатым, как сегодня – носить поддельные или купленные в стоках брендовые вещи.  В СССР оставили и количество, и сами блюда – первое, мясное, десерт.

Хиликон
Добавить комментарий