У серце — без скальпеля

Содержание
  1. Вылечить аритмию можно за полчаса. Без скальпеля и разрезов
  2. – Определить у себя наличие аритмии просто – для этого нужно посчитать свой пульс, -рассказывает Лео БОКЕРИЯ, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, член президиума РАМН, академик.– Если он редкий (меньше 60 ударов в минуту) или слишком частый (больше 100) – вам следует насторожиться. Но заранее не пугайтесь. Тахикардия(частый ритм) может возникнуть как реакция на физические нагрузки или эмоциональное возбуждение, как ответное действие на приём лекарств или на высокую температуру окружающей среды. Усиленное сердцебиение – непременный спутник инфекционно-воспалительных заболеваний, протекающих с повышением температуры. Брадикардия(редкий ритм) часто наблюдается при различных патологических процессах в организме – отравлении, перегреве, заболеваниях щитовидной железы и т. п. Редкий ритм изза высокой тренированности сердечно-сосудистой системы – обычное явление у спортсменов, в том числе и бывших
  3. Раньше ляжешь…
  4. Виды аритмии
  5. Уменьшить риск возникновения инфаркта поможет трубочка-стент, которая не даст сосуду сужаться
  6. Операции в сосудах сердца проводят даже двухдневным малышам
  7. Специальная «ловушка» не позволит оторвавшемуся тромбу двигаться вверх
  8. Что делать, чтобы затормозить развитие атеросклероза
  9. Когда рабочий стол – операционный: здесь чинят сердце без наркоза и скальпеля
  10. Черно-белое кино в режиме онлайн
  11. Пациенты не отключаются
  12. Ординаторская. Творческий хаос
  13. К сердцу без скальпеля
  14. Как лечат стенозы
  15. Искусственный клапан
  16. Протезирование без скальпеля
  17. Риски
  18. Перспективы — хоть до 100 лет
  19. Стоимость новшества
  20. Своими силами

Вылечить аритмию можно за полчаса. Без скальпеля и разрезов

У серце — без скальпеля

Только в России от внезапной остановки сердца ежегодно умирает четверть миллиона человек.

Сегодня кардиологи научились устранять эту патологию – быстро, успешно и абсолютно безболезненно. Пациент выздоравливает уже на операционном столе и навсегда забывает о своём заболевании.

– Определить у себя наличие аритмии просто – для этого нужно посчитать свой пульс, -рассказывает Лео БОКЕРИЯ, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, член президиума РАМН, академик. – Если он редкий (меньше 60 ударов в минуту) или слишком частый (больше 100) – вам следует насторожиться. Но заранее не пугайтесь. Тахикардия (частый ритм) может возникнуть как реакция на физические нагрузки или эмоциональное возбуждение, как ответное действие на приём лекарств или на высокую температуру окружающей среды. Усиленное сердцебиение – непременный спутник инфекционно-воспалительных заболеваний, протекающих с повышением температуры. Брадикардия (редкий ритм) часто наблюдается при различных патологических процессах в организме – отравлении, перегреве, заболеваниях щитовидной железы и т. п. Редкий ритм изза высокой тренированности сердечно-сосудистой системы – обычное явление у спортсменов, в том числе и бывших

– Патологическая аритмия обычно сопровождается другими признаками, – поясняет Сергей НИКОНОВ, врач-кардиолог, профессор. – При любом нарушении сердечного ритма сердце не прокачивает достаточное количество кислорода, поэтому пациенты жалуются на слабость, головокружение, потемнение в глазах, нехватку воздуха и ощущение приближающейся потери сознания.

При постоянном редком ритме у человека нередко складывается ощущение, что у него останавливается сердце. Самое опасное проявление брадикардии – внезапная потеря сознания. Верный и зачастую единственный признак тахикардии – частое сердцебиение при нормальном давлении.

Нередко аритмия протекает бессимптомно – распознать её можно только с помощью современных методов исследования, которые позволяют не только «поймать» эпизодическую аритмию, точно диагностировать её вид, но и определить её месторасположение. Самый надёжный метод – холтеровское мониторирование – регистрация электрокардиограммы в течение суток.

Раньше ляжешь…

Любой вид аритмии требует незамедлительного лечения, ведь, появившись внезапно, она никогда не исчезает самопроизвольно. Нарушение сердечного ритма опасно не только ухудшением качества жизни, но и высоким риском развития серьёзных осложнений – возникновением острой сердечной недостаточности, остановкой сердца и клинической смертью.

– Страдать и мучиться нет нужды – сегодня врачи научились устранять эту патологию на 100 %, – утверждает Лео Бокерия.

Брадикардия лечится единственным, но очень надёжным методом – пациентам под местным наркозом под кожу ниже ключицы вживляется кардиостимулятор, который обеспечивает сердцу правильный ритм примерно на 10 лет. Причём существуют кардиостимуляторы, которые могут работать в режиме дефибриллятора – то есть способны самостоятельно запускать остановившееся сердце.

Существует и универсальный метод, позволяющий раз и навсегда избавить человека от любого вида аритмии. Эту передовую технологию, которая стала настоящей сенсацией в научном мире, разработали и внедрили в Научном центре сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева.

Под контролем рентгена пациенту через вену или артерию вводят катетер. С помощью картографии внутренних поверхностей предсердия с точностью до десятых долей миллиметра устанавливается очаг аритмии. Затем больное место прижигается радиочастотной энергией.

Процедура абсолютно безболезненна (внутри сердца нет нервных окончаний), а её проведение не требует общего наркоза, что позволяет делать её пожилым людям, имеющим букет сопутствующих заболеваний.

Пациент встаёт на ноги уже на следующий день после операции, ещё через пару дней выписывается домой.

Лидия ЮДИНА

ФАКТЫ

■ Самый распространённый вид аритмии – мерцательная, которой страдает около 0,5 % населения земного шара. В России такой диагноз у 1,5 млн человек. Мерцательная аритмия даёт самые тяжёлые осложнения. По её вине происходит более 35 % церебральных инсультов.

Виды аритмии

Брадикардия – замедленный ритм.

Тахикардия – быстрый ритм.

Мерцательная аритмия -хаотическое сокращение предсердий.

Экстрасистолия – преждевременное сокращение всего сердца или его частей.

Источник: http://www.AiF.by/health/vylechit_aritmiyu_mozhno_za_polchasa_bez_skalpelya_i_razrezov

Уменьшить риск возникновения инфаркта поможет трубочка-стент, которая не даст сосуду сужаться

У серце — без скальпеля

Современные методики позволяют врачам обходиться без скальпеля и «малой кровью» при манипуляциях на сердце, почках, печени и матке

Раньше считалось, что сердце для хирурга — запретная зона. Сегодня во всем мире этот орган смело оперируют, а при пороках даже перекраивают. Недавно медики начали применять бескровную внутрисосудистую или рентгенэндоваскулярную хирургию, при которой не нужен ни скальпель, ни наркоз.

Можно ли предупредить инфаркт? Правда ли, что при фибромиоме матки удалять больной орган не обязательно? На эти и другие вопросы читателей во время прямой линии «ФАКТОВ» ответил заведующий отделом рентгенэндоваскулярной хирургии и ангиографии Института хирургии и трансплантологии АМН Украины доктор медицинских наук Сергей Фуркало.

Операции в сосудах сердца проводят даже двухдневным малышам

— Здравствуйте, Сергей Николаевич. У меня ишемическая болезнь сердца. Говорят, приступы боли возникают из-за того, что сузились коронарные сосуды. Как проверить их состояние?

— Необходимо сделать коронарографию. Процедуру проводят так: через небольшой прокол в артерии, скажем, на бедре, в сосуд вводят катетер и продвигают его по направлению к сердцу. Свои действия врач контролирует с помощью рентгеновского аппарата.

Когда катетер доходит до коронарных сосудов, в них впрыскивается контрастное вещество, оно светится в рентгеновских лучах, и благодаря этому на мониторе можно увидеть, насколько сосуд сужен и забит ли он бляшками. Процедура эта занимает 15–20 минут.

Если сосуд сужен, в него ставят трубочку-стент, которая не даст сосуду сужаться. Такие операции проводят в коронарных артериях сердца — это позволяет уменьшить риск возникновения инфаркта, и в сонной артерии, чтобы не допустить инсульта.

Процедура может длиться от 20 минут до четырех часов, проводится под местной анестезией. Ограничений для этой манипуляции по возрасту нет.

— Из чего состоит контрастное вещество?

— Это препарат на йодистой основе. Но не следует забывать, что у немногих людей йод может вызывать аллергию. Если у пациента нарушена функция почек, то дозу контрастного вещества ограничивают. Мы применяем высококачественный препарат, поэтому осложнений из-за него не бывает.

— Не повредит ли рентгеновское излучение, которое человек получает во время процедуры?

— Рентгеновский аппарат посылает рентгеновские лучи непродолжительное время, и доза облучения безопасна и для пациента, и для врача.

— Что представляет собой зонд, проходящий по сосудам?

— Это миниатюрная трубочка диаметром 1–1,5 миллиметра. Стент, который остается в сосуде навсегда, сделан из медицинской нержавеющей стали. Оборудование настолько миниатюрное, что его можно применять и для обследования детей. Мы проводили манипуляцию на сердце даже двухдневному новорожденному, у которого была тяжелейшая патология.

— Куда можно обратиться за консультацией?

— В столичный Институт хирургии и трансплантологии по адресу: ул. Героев Севастополя, 30, телефон (044) 488-27-34.

— Марина из Бородянки беспокоит. Недавно в вашем институте сделали третью пересадку сердца. Как себя ведет чужой «мотор» в груди мужчины?

— На днях мы подобрались к пересаженному сердцу через сосуды и мини-щипчиками размером с треть спичечной головки «откусили» маленький кусочек ткани на анализ. Убедились, что отторжения нет. Вообще пациент радует медиков: с каждым днем чувствует себя все лучше.

— Добрый день, звонит Степан Иванович из Киева, 76 лет. 20 дней назад мне поставили стент в один из коронарных сосудов. Заводили зонд через бедренную артерию, после операции нога потемнела от кровоподтека. Это обычные последствия или недоработка врачей?

— Во время процедуры, которую вам провели, применяют препараты, разжижающие кровь. Иногда место прокола кровит — у кого больше, у кого меньше — и может образоваться кровоподтек. Такое бывает почти у половины пациентов и не считается осложнением. Главное, чтобы вмешательство помогло.

— После операции меня действительно перестали мучить приступы стенокардии. Но в один из заблокированных сосудов поставить трубочку мне не смогли. Другие сосуды оказались сужены на 50%, но хирург в них стенты не поставил. Почему?

— Как правило, сужение диаметра сосуда наполовину и даже больше не вызывает болей в сердце. А если не удалось поставить стент в место полного сужения, значит, это было невозможно.

— Я беспокоюсь, что через несколько лет трубочка износится или забьется тромбами и придется снова ложиться на операцию.

— Стент не изнашивается. А будут ли сосуды забиваться, зависит от особенностей вашего организма — у многих атеросклероз прогрессирует. Вообще после стентирования назначают препараты, которые препятствуют сгущению крови, а также те, которые снижают уровень холестерина. Это помогает избежать осложнений.

Специальная «ловушка» не позволит оторвавшемуся тромбу двигаться вверх

— «ФАКТЫ»? Это из Киева беспокоят. Моей маме 71 год, у нее диагностировали опухоль мочевого пузыря. Скажите, вы удаляете такие новообразования?

— Нет. Мы удаляем только сосудистые доброкачественные опухоли на печени и почках. Это делается так: в сосуд, питающий опухоль, запускается зонд и сбрасывается пробочка-эмбола. Опухоль, не получая крови, усыхает.

— Можно ли с помощью вашей методики избавиться от закупорки и воспаления артерий на ногах?

— Есть несколько видов процедур, которые помогают уточнить диагноз и эффективней провести стандартную хирургическую операцию. Однако часто вновь образуются тромбы. Бывает, тромб отрывается и попадает в легочную артерию, а это смертельно опасно.

Хирурги разработали технологию операции по установке «ловушек», так называемых кава-фильтров, которые помещаются с помощью зонда в нижнюю полую вену. Еще более прогрессивная методика — установка искусственных клапанов венозных сосудов взамен разрушенных.

Но это пока даже за рубежом находится в стадии эксперимента.

— Это редакция? Звонит Раиса из Казатина. Мне 30 лет, недавно назначили операцию по удалению фибромиомы матки, которая выросла до 12 недель. Если мне удалят больной орган, то потом я не смогу иметь детей… Я прочитала в «ФАКТАХ», что вы проводите щадящие операции.

— При доброкачественной сосудистой опухоли мы можем сохранить матку. С помощью катетера в сосуды, питающие фиброматозные узлы, вводятся пробочки-эмболы. 3–5 дней под наблюдением врача — и домой. Со временем узлы уменьшаются или вообще исчезают. Матка сохраняется, и вы сможете рожать. Аналогичную операцию мы проводим и мужчинам, страдающим варикозным расширением вены яичка (варикоцеле).

— «Прямая линия»? Сергей Николаевич, добрый день. Беспокоит Александр Акимович из Киева. Мне 77 лет. Пять лет назад перенес инфаркт, после него развилась ишемическая болезнь, при ходьбе мучают приступы боли, лекарства помогают мало. Что посоветуете?

— Нужно исследовать сосуды сердца: возможно, они слишком сузились из-за склеротических бляшек и сердце недополучает кровь. Приходите к нам на консультацию. После обследования определим, какой способ коррекции вам подойдет.

— Вера Леонидовна из Луганска. Моему отцу 76 лет, он перенес два инфаркта. Меня беспокоит, что у него очень редкий пульс, 48 ударов в минуту.

— Приезжайте на консультацию, но предварительно посоветуйтесь с участковым врачом, не повредит ли вашему отцу дальняя дорога. Возьмите с собой медицинское заключение и данные электрокардиограммы.

— Вы используете высокотехнологичное импортное оборудование. Дорого ли стоит, скажем, коронарография?

— Все рентгенэндоскопические процедуры дорогостоящие. Но расходы покрывают страховые компании, областные управления здравоохранения или предприятия. Сегодня около 20% наших пациентов имеют страховки.

За рубежом такая операция стоит дороже, чем классическая хирургическая. В Украине цена операции определяется в основном стоимостью расходных материалов.

Благодаря содействию руководства Академии меднаук и нашего Института, наш отдел обеспечен катетерами и контрастным веществом для проведения манипуляций.

— Это «ФАКТЫ»? Сергей Николаевич, я офицер в отставке, звоню из Запорожья. Мне 68 лет. Так случилось, что один инфаркт я когда-то перенес на ногах, а второй, обширный, случился месяц назад. Хотел бы узнать состояние сосудов, что меня ожидает дальше.

— Я думаю, в областной Запорожской больнице можно сделать все необходимые исследования.

— Наталья Васильевна, Черкассы. Мне 76 лет, имею ишемическую болезнь сердца, стенокардию, сердечную недостаточность, гипертонию. В июне перенесла инфаркт. Теперь беспокоят бьющие боли в голове и шаткая походка. Как мне предупредить инсульт?

— Один инфаркт не исключает другой, а скорее, предполагает его. Если стенокардия мешает вам дышать, посоветуйтесь с районным кардиологом, не стоит ли проверить состояние сосудов с помощью рентгенэндоваскулярной хирургии.

— Это звонят из Киева. Мне 75 лет, возник цирроз печени, в брюшной полости начала скапливаться жидкость (асцит), вдобавок возникла стенокардия… Можете ли вы помочь?

— Та манипуляция, которую мы проводим для улучшения кровообращения в больной печени, чтобы избавиться от асцита, может привести к увеличению нагрузки на сердце, а это в вашем случае противопоказано. В нашем институте есть отделение, где лечат заболевания печени, в том числе и цирроз. Для консультации обратитесь в нашу поликлинику.

Что делать, чтобы затормозить развитие атеросклероза

Считается, что атеросклероз заложен в генах. Даже у 20-летних людей исследователи находят бляшки в сосудах, которые со временем вырастают и сужают просвет. Эффективнее всего отдалить заболевание помогают не лекарства, а здоровый образ жизни. Для этого нужно:

рационально питаться — ограничить потребление животных жиров, крепких спиртных напитков, мучного, сладкого и отдавать предпочтение фруктам, овощам, растительному маслу;

контролировать уровень холестерина в крови;

следить за артериальным давлением;

не допускать увеличения массы тела, больше двигаться;

периодически обследоваться у терапевта, чтобы вовремя диагностировать возникающие болезни и не запускать их.

Подготовила Ирина СЛОБОДЯНЮК, «ФАКТЫ»

Источник: http://fakty.ua/72573-umenshit-risk-vozniknoveniya-infarkta-pomozhet-trubochka-stent-kotoraya-ne-dast-sosudu-suzhatsya

Когда рабочий стол – операционный: здесь чинят сердце без наркоза и скальпеля

У серце — без скальпеля
23.04.2017

Приближается 1 Мая – Праздник Весны и Труда, и мы продолжаем серию публикаций о нетипичных рабочих местах в Архангельске. На этот раз редакция 29.ру заглянула к хирургу Игорю Антонову. Он показал, на каком столе людям возвращают правильный сердечный ритм, что за доспехи спасают от излучения, на каких струнах тут играют и зачем окрашивают сосуды.

Резать и зашивать не приходится Игорь Борисович, заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения Первой городской клинической больницы имени Е.Е. Волосевич, ведет нас в операционную. Идет он уверенно, у него на ногах – тряпичные чехлы, у нас – одноразовые целлофановые бахилы, поэтому мы постоянно прилипаем к полу: в некоторых местах он покрыт клейким сменным слоем, который собирает микромусор. Здесь культ идеальной чистоты. Кусачки, скальпели, ножи… Ничего подобного мы тут не увидим. Люди уходят из этой операционной без ран. И шрамов на их теле тоже не остается. Потому что это особое отделение и необычные хирурги: здесь используются рентгенохирургические методы диагностики и лечения. Каждый день сюда поступает до 25 пациентов с разными диагнозами: инфаркт миокарда, стенокардия, ишемия артерий нижних конечностей, нарушение ритма сердца и другие. Больше половины случаев – кардиологические.

– Все наши манипуляции завязаны на использовании рентгеновских лучей, – объясняет Игорь Антонов. – Мы делаем прокол стенки артерии или вены. Через него заводим внутрь миниатюрные инструменты. Вход получается очень узкий в диаметре – примерно два миллиметра.

Дырочка в артерии с учетом эластичности стенки не требует каких-то зашиваний, закрывается сама. Так что крови на рабочем месте у нас не так много, как при открытых хирургических вмешательствах.

Такой способ помогает диагностировать патологию: увидеть все в крупном масштабе на мониторе, а при необходимости – вылечить.

Ювелирное дело в свинцовых латах  Чтобы на мониторе все не сливалось в одну серую абстракцию, медики используют рентгеноконтрастные инструменты. А чтобы было видно, что не так с сосудом, его «окрашивают» – вводят специальные контрастные лекарства. Они заполняют артерию или вену, она становится четче и ярче, что позволяет делать более точные, практически ювелирные движения. Так можно увидеть анатомию сосудистых бассейнов, сужения, окклюзии, тромбозы и другие проблемы. Мы просим показать это лекарство. Что за чудо-рентген-краска? Оказывается, это ничем не приметная прозрачная жидкость в стеклянном пузырьке. Поскольку врачи каждый день сталкиваются с рентген-излучением, существует особый дресс-код – средства индивидуальной защиты, специальная одежда, которая содержит просвинцованную рентгенозащитную резину и защищает организм медиков от излучения. Это халаты, жилеты с юбкой, фартуки, головные уборы и другие предметы. Весят такие доспехи от пяти до восьми килограммов! С таким дополнительным грузом приходится трудиться. Иногда врачи сырыми выходят из операционной.

Также все местные медики носят дозиметры. Это маленький приборчик, который фиксирует поглощенную дозу излучения и дважды в год отдается на проверку. Пациент, который лежит на операционном столе, тоже получает дозу излучения, но для него она неопасна и незначительна, поэтому ему защита не нужна.

Черно-белое кино в режиме онлайн

Мы следим, как работает хирург. Он практически не смотрит себе под руки, взгляд направлен в сторону – на монитор. Черно-белое кино про спасение сердца транслируется в прямом режиме.

Вот врач берет иголку, протыкает ей стенку артерии, через просвет иглы заводит металлический проводник – металлическую струну, благодаря ей можно завести другой инструмент, который вставляется в артерию. Так делается порт доступа, через него можно менять катетеры, заводить стенты. То, что показывает монитор в операционной, выходит и на другие экраны.

Мы отчетливо видим подкрашенный сосуд сердца – в данном случае это коронарная артерия. Замечаем небольшое сужение, это может стать причиной ишемической болезни сердца, поэтому миссия – вернуть трубочке для крови исходный диаметр.

Как это делается?

Берется баллонный катетер для коронарных артерий и шприц, позволяющий создать высокой давление, под которым баллончик раздувается, раздвигает атеросклеротическую бляшку и восстанавливает просвет сосуда. Затем в эту зону имплантируется стент – специальный металлический каркас, поддерживающий восстановленный диаметр артерии.

Пациенты не отключаются

Один пациент сменяется на другого, всего две операционных, все происходит быстро в режиме нон-стоп. Отделение работает 24 часа, 7 дней в неделю. Введены дежурства. Рабочий день сокращенный: из-за рентгена врачи не должны работать больше шести часов в сутки.

Если операция сложная, команда долго настраивается – обсуждает план коллегиально, иногда обращается к специальной литературе. Что интересно, пока врачи в буквальном смысле входят в сердце пациента, он пребывает в сознании.

– Практически все наши операции проходят под местной анестезией, у нас идет постоянный контакт с пациентом: все изменения в состоянии, которые он может оценить, он должен нам сообщать, – комментирует Игорь Борисович.

– Идет постоянный мониторинг электрокардиограммы, давления, частоты сердечных сокращений, насыщения крови кислородом. Есть операции, которые делаются под наркозом, но их немного, это, как правило, операции на сосудах головного мозга, когда необходима полная неподвижность пациента.

Если пациент в сознании, в операционной есть место юмору. Нельзя сказать, что мы все такие циничные, молчаливые и бездушные, иногда нужно ободрить пациента, по-доброму пошутить, часто пациенты поддерживают этот настрой.

«Доктор. Спасибо. У меня все прошло»

– Я видела у вас на входе в операционную магнитофон, там «Дорожное радио» играет. А операции под музыку делаете? – В самой операционной должна быть тишина. Может быть, кто-то орудует скальпелем под классику, но у нас идет диалог пациента с персоналом, поэтому посторонние звуки исключены. Идеальная ситуация, когда человек может контролировать свое состояние, взаимодействовать с врачом. Показательна ситуация с инфарктом миокарда, когда человек поступает в операционную с жуткими болями в груди, и вот коронарная артерия открывается, боли отступают, врачи еще не успели снять перчатки и маски, а пациент, внезапно почувствовавший облегчение уже благодарит: «Доктор. Спасибо. У меня все прошло». Это радостный момент для всех.

Игорь Антонов говорит, что из-за того, что человек остается в сознании, приходится быть для него не только хирургом, но и психологом.

Некоторые пациенты боятся лечь на хирургический стол – иногда приходится прибегать к помощи анестезиологов, они вводят специальные препараты с успокаивающим действием.

Другие умудряются поучать врачей, начитаются в интернете статей и попутно комментируют, что и как надо делать внутри них самих. Непросто приходится, когда в операционную поступают друзья или родственники. Есть у хирургов такое негласное правило – этих пациентов отдают коллегам.

Ординаторская. Творческий хаос

Мы интересуемся, где обедают, где ночуют врачи круглосуточной помощи. Если в операционной царит минимализм и стерильная чистота, в ординаторской чувствуется дух творческого хаоса.    По пути туда мы замечаем на веревке что-то яркое, похожее на детские ползунки.

– Это лента, она широкая и мягкая, ей удобно фиксировать пациента, если он беспокойный и не может себя контролировать. Такое бывает, когда у человека инсульт – часто наблюдается психомоторное возбуждение. Или когда пациент в состоянии токсического или алкогольного опьянения.

Уже в ординаторской замечаем календарь, на нем изображены не медицинские инструменты, а охотничье снаряжение… Говорят, кто-то из работников увлекается охотой.

Тут же стоит небольшой диванчик, стол для перекусов, шкаф – в нем можно найти литературу, к которой порой обращаются врачи перед серьезными операциями, однако среди книг можно заметить издания не только врачебной тематики. – А ночные операции проходят сложнее?

– Наоборот, даже как-то спокойнее, – отвечает Игорь Антонов и наливает нам чай.

– Порой очень важно пациенту с инфарктом миокарда или острой ишемией, инсультом оказать помочь в срочном порядке. Бывает, важна каждая минута. При инфаркте миокарда или инсульте, когда артерия закрывается, начинают умирать клетки сердца или мозга, и чем быстрее мы запустим кровоток по артерии, тем быстрее пациенту станет лучше. Если он попадает к нам в нужный момент, в любое время суток, можно спасти жизнь не только клетки, а человеческую жизнь.

Елена Ионайтис 

Фото Сергея Сюрина

Оригинал материала: http://29.ru/text/walk_of_life/291237391523840.html

Источник: http://www.1gkb.ru/news/1227/

К сердцу без скальпеля

У серце — без скальпеля

Высокие медицинские технологии продлевают людям жизнь, но и у них есть противопоказания и побочные эффекты. В каждом конкретном случае врачам приходится просчитывать риски и принимать обоснованное решение, как лечить пациента. Теперь в России появился шанс выздоровления у тех людей с пороками сердца, которым раньше отказывали в искусственном клапане, обрекая на постепенное угасание.

Человеку 70 лет, его мучают одышка и боли в области сердца, он уже не может самостоятельно передвигаться, ему ставят диагноз «кальцинированный стеноз аорты» и не назначают лечения. Потому что помочь ему может только установка искусственного клапана в сердце.

Но для этого нужна большая операция на открытом сердце, с остановкой сердцебиения и подключением к аппарату искусственного кровообращения, которую пожилой человек со множеством сопутствующих заболеваний может просто не вынести.

Поэтому такие больные оставались без помощи, и фактически этот порок сердца сокращал им жизнь на 10-20-30 лет.

Как лечат стенозы

Стеноз аорты — это дефект сердца, при котором перестает нормально функционировать аортальный клапан, его створки практически не двигаются и, как следствие, резко затрудняется выброс крови из левого желудочка.

Ревматический порок сердца у молодых лечится уже на протяжении нескольких десятков лет — в ходе операции на открытом сердце устанавливают искусственный клапан.

Как говорит академик Лео Бокерия: «У нас есть пациенты, которые живут с такими клапанами уже 45 лет».

Искусственный клапан

Много лет существуют механические клапаны. Они не требуют замены, не изнашиваются, но требуют постоянного приема пациентом препаратов, снижающих свертываемость крови (антикоагулянтов). Но академик Лео Антонович Бокерия уверен: «При доведении их до совершенства можно решить почти полностью проблемы антикоагулянтной терапии».

В последние десятилетия ведутся разработки клапанов нового поколения. Это биологические клапаны (из тканей животных или человека), и их достоинство в том, что они поддаются сжатию до миллиметровых размеров.

В сжатом состоянии их можно посредством специального катетера подвести по сосудам к сердцу. После чего под наблюдением ангиографического устройства установить клапан в правильную позицию. Недостаток биологического клапана в том, что со временем он деградирует.

Срок его работы определяется в среднем десять лет, а потом требуется замена.

Разработки первых биологических клапанов сердца были представлены в 2000 году, и на сегодня они существуют двух видов. Клапан представляет собой створки из биологического материала, вставленные в каркас нитинолового стента.

Нитинол — это сплав титана и никеля, который обладает памятью формы. Его сжимают при низкой температуре, и, попав в кровь, температура которой 38 градусов, он моментально принимает прежний вид.

Такие клапаны уже установлены у 6 тысяч человек в 23 странах.

Протезирование без скальпеля

Семь лет назад врачи начали протезировать клапаны легочной артерии эндоваскулярным методом.

В основном эта операция делалась больным с тетрадой Фалло, при которой стеноз клапана при выходе из правого желудочка также требует постановки искусственного клапана.

Итак, четыре года назад кардиологи оценили результаты как хорошие и приступили к протезированию следующего, аортального, клапана сердца.

Через верхушку сердца. Первая операция по установке аортального клапана нового типа была произведена в Бакулевском центре в мае 2009 года.

Пациенту делали небольшой, 2-2,5 см, разрез на грудине, потом хирурги вводили через верхушку сердца катетер со сжатым клапаном. Пройдя через камеры сердца, катетер подводили к аорте.

После этого клапан раскрывали, он принимал нужную форму и начинал работать, восстанавливая кровоток. На сегодняшний день, спустя полгода после первой подобной операции, врачи и пациенты остаются довольны результатами.

Через бедренную артерию. В ноябре в Центре Бакулева провели первую серию эндоваскулярной, то есть осуществленной благодаря доступу через сосуды, установки аортального клапана.

На этот раз катетер вводят через прокол бедренной артерии, подходят к аорте, определяют правильную позицию и дают клапану раскрыться.

Через месяц стент облитерируется, то есть покрывается тканями организма, и увидеть его можно будет только на рентгене.

Риски

Как и при любой другой операции, они есть. Составляют, по оценкам врачей, 5% — то есть примерно пять пациентов из ста старшего возраста могут не перенести операцию по эндоваскулярному протезированию аортального клапана. 5% против 100% обреченности на скорое и мучительное угасание.

Есть риски непринятия организмом чужеродного клапана, поэтому даже к таким операциям есть свои противопоказания. Есть риск и того, что через несколько лет биологический клапан покроется солями кальция и перестанет нормально функционировать — превратится в повторный стеноз.

Тогда пациенту установят новый клапан.

Перспективы — хоть до 100 лет

После протезирования клапана у пациента сразу улучшается качество жизни, уходит симптоматика болезни. Он становится активным и подвижным. И может прожить еще 30 лет, причем качественных — активно работая и имея возможность себя обслуживать.

Именно качество жизни пациентов после операции делает данное лечение социально значимым.

Российские пенсионеры имеют право на полноценную медицинскую помощь, и они не должны слышать в свой адрес на приеме врача: «А что вы хотите в вашем возрасте?»

Как говорит кардиохирург, академик РАМН Лео Антонович Бокерия: «Сейчас в России 60 тысяч пациентов нуждаются в протезировании клапанов сердца. Из них 35-38 тысяч — в протезировании аортальных клапанов. На сегодня сделано всего порядка 12 тысяч операций на клапанах, а аортальных чуть более 4 тысяч».

Стоимость новшества

В Центре сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н.Бакулева на правах клинических испытаний прошла первая серия абсолютно бесплатных для пациентов операций. Оценка результатов позволит кардиологам просить у государства поддержки проведения таких операций.

Высокая технология стоит дорого — зарубежные разработчики оценили такую операцию в 45 тысяч долларов. Плюс к операции нужны: специально оборудованная операционная с ангиографической установкой, компьютерным томографом, шприц-инъектором для проведения нескольких серий контрастных диагностик, аппаратура для проведения эхографии пищевода.

Без государственной поддержки такая медицина не станет доступной, снизить же затраты вполне возможно.

Своими силами

Лео Антонович Бокерия, как руководитель Центра им. Бакулева, видит возможность минимизации расходов в том, чтобы использовать свои ресурсы. В частности, не закупать биологические клапаны, а только лишь стенты и катетеры.

Запустить производство собственных клапанов, ведь это существенно продвинуло бы ситуацию вперед: «В нашем институте делают прекрасные биологические клапаны на протяжении уже 40 лет.

Каждый год мы устанавливаем около 150 своих клапанов».

И все-таки врачи в ближайшем будущем видят приоритет механических клапанов, устанавливаемых на открытом сердце, но требующих постоянного приема антикоагулянтов. А биологические, устанавливаемые эндоваскулярным методом, будут показаны женщинам детородного возраста, людям с сопутствующими заболеваниями и старше 60 лет.

Источник: https://www.infox.ru/news/117/lifestyle/health/33344-k-serdcu-bez-skalpela

Хиликон
Добавить комментарий